Баку 16˚C Partly sunny w/ showers

Фидан Садыхова: В нашей стране многие не понимают разницу между психотерапевтом и психиатром

Эксклюзив 15:20 15 сен, 2020

«В Азербайджане не знакомы с таким понятием, как личная терапия»

<span style="color:rgb(229, 14, 113)">Фидан Садыхова: В нашей стране многие не понимают разницу между психотерапевтом и психиатром</span>

Еще каких-то 10 лет назад было сложно представить, что в Азербайджане люди будут добровольно посещать психологов или психотерапевтов. Сейчас наши соотечественники часто обращаются за помощью к подобным специалистам, чтобы решить семейные проблемы, личные переживания или помочь ребенку разобраться в себе. 

Однако в нашей стране не все знают в каких случаях следует обращаться к невропатологу, психотерапевту или психологу. Плюс ко всему, многие не довольны уровнем квалификации местных специалистов, после посещения которых, так и остаются со своими нерешенными проблемами.

Сегодня Qazet.az беседует с врачом психотерапевтом-психологом, гештальт-терапевтом Фидан Садыховой, которая рассказала, каким должен быть специалист в этой области, о мировых стандартах, а также о том, зачем психологам индивидуальные терапии.

- У нас, к сожалению, еще многие не могут различить таких специалистов, как психотерапевт, психолог и невропатолог. В каких случаях нужно обращаться к ним за помощью?

- Если говорить о невропатологе, то – это врач, получивший высшее медицинское образование и прошедший специализацию по «неврологии». Невролог занимается диагностикой и лечением болезней, связанных с нервной системой. Это заболевания центральной и периферической нервной системы

Чем отличается психолог от психотерапевта и психиатра? – Психотерапевт имеет медицинское образование, следовательно в его компетенции прописывать определенные препараты. Психологи же не имеют право назначать пациентам какие-либо лекарства. Если психолог видит у пациента глубокую депрессию третей или четвертой стадии, то в таком случае ему необходимо консультироваться с психиатром. 

Мне кажется, в нашей стране больше не понимают разницу между психотерапевтом и психиатром. Раньше эта проблема была острее, когда этой разницы вообще никто не знал, и, если кому-то советовали обратиться к психологу, люди обычно отвечали, что не больны, полагая, что к такому специалисту обращаются при проблемах с психикой. На самом деле, к психологу идут здоровые люди, у которых возникли какие-либо проблемы в жизни. 

- Многие жалуются, что не могут в Баку найти хорошего специалиста, потому что у нас, практически нет, хороших и квалифицированных психологов и психотерапевтов. Чаще всего, так называемый специалист прослушал курс и открыл кабинет, где принимает людей. В процессе консультации, клиенты понимают, что это им не помогает. Как же найти хорошего специалиста, каким он должен быть?

- Главная проблема заключается в том, что у нас свободно выдаются лицензии на открытие так называемых психологических центров и кабинетов. Но, я хочу обратить внимание людей на то, что каждый пациент, который обращается к психологу имеет право попросить предоставить им диплом, подтверждающий окончание высшего учебного заведения.

Курсы по психологии, которые длятся три месяца не могут быть эффективными, для человека, желающего стать настоящим специалистом. Дело в том, что эта профессия подразумевает долгосрочное обучение, потому что так, будущий психолог прорабатывает себя. Курсы подойдут тому, кто уже окончил вуз, получил определенный фундамент, и теперь может обучится каким-то новым техникам, терминологии и т.д. 

К сожалению, в Азербайджане не знакомы с таким понятием, как личная терапия. Я об этом неоднократно говорила и буду повторять, потому что – это один из главных факторов повышения квалификации психолога. Когда пациент ушел, ты про него должен забыть, но, если, после его ухода, специалист думает о нем, значит его зацепила проблема пациента. Поэтому у каждого психолога должен быть свой психолог и своя супервизия. Иными словами, если в процессе работы с пациентом меня что-то сильно взволновало, то я имею право пойти к психологу и проработать эту ситуацию. 

Могу привести пример: у меня была пациентка, которая находилась на стадии развода и рассказала про психолога, к которому обращалась до меня. По словам пациентки, ее удивило отношение того специалиста к ее проблеме, потому что она ей говорила, что решение о разводе верное, что все мужчины одинаковые, они предают, и т.д. Это яркий пример того, что тот психолог либо сам находится в бракоразводном процессе, либо у нее личная травма, связанная с предательством мужчин, которую она сама не проработала со специалистом, но при этом дает советы пациентке, отталкиваясь от личного опыта.

Психолог не дает советов, он ведет пациента за руку в те места, где он сам делает себя несчастным (улыбается). Основную ответственность в этом несет пациент, если он не захочет, специалист не сможет ему помочь, какими бы техниками он не обладал. Главное, чтобы пациент по-настоящему захотел выбраться из своей ситуации.

Поэтому, пока специалист сам не разберется со своими проблемами, он не сможет давать пациентам безоценочное мнение. Он должен смотреть на ситуацию, как наблюдатель. Поэтому по мировым стандартам, психотерапия основана на личных терапиях. Во всех странах мира с этим вопросом очень строго. Там у каждого психолога большое количество часов личных терапий. 

- Об этом выдается соответствующий документ?

- Да. Сейчас я получаю третье образование в Московском Институте Гештальт-Терапии и Консультирования, и каждый год в институте выдается сертификат, где указано сколько часов личной терапии мы прошли. Кроме того, в течение года мы должны проходить 40 часов терапии. 

- Значит в нашей стране психологи не проходят личные терапии, и у нас такие специалисты обучаются не по мировым стандартам.

- К сожалению, в Азербайджане таких стандартов нет. В других странах, с этим очень строго! Дело в том, что это очень затратно, поэтому местные психологи не стремятся проходить терапии. К примеру, мой психолог находится в Москве. Одна консультация у этого специалиста стоит по нашим деньгам около 80 манатов. Проходить такую консультацию нужно раз в две или три недели. На самом деле, чтобы стать настоящим психологом необходимо вложить в саморазвитие достаточно много денег. Поэтому сеанс у известных психологов стоит очень дорого, например в России один из самых востребованных психологов – Михаил Лабковский, берет за консультацию до 500 долларов. И он имеет на это право, потому что в свое время он хорошо над собой поработал, вложив много средств в свое развитие. Поэтому, когда человек обращается к нему, он понимает, что идет к настоящему профессионалу (улыбается).

Я прекрасно понимаю, что некоторые наши психологи не могут пройти такие терапии, потому что не имеют достаточно средств. Но я считаю, что, если ты хочешь стать хорошим специалистом в определенной области, ты сначала должен узнать, что тебя ожидает на этом пути. Если человек не готов к этому, то и не стоит начинать. 

У нас все эти стандарты отсутствуют, более того, в Азербайджане психолог может и не иметь соответствующего диплома. Здесь достаточно получить сертификат и на этом все. Я еще не говорю о супервизии, а это дает психотерапевту и психологу возможность сообщить пациенту о том, что он не знает, как дальше продолжать консультацию, т.к. ему самому необходимо посоветоваться с супервизиром. Только с разрешения пациента, специалист имеет право озвучить супервизору запрос пациента, чтобы разобраться как двигаться дальше и какой подход лучше применить. 

- Как Вы узнали об этой стандартной системе, учитывая, что в нашей стране это не практикуется?

- Когда я приняла решение стать психологом, я сразу начала искать соответствующий институт в Москве. Я поступила в Медицинский Институт имени Сеченова, но родители тогда не позволили мне поехать на учебу в Россию. Поэтому, я сначала закончила Азербайджанский Медицинский Университет, после чего приняла решение, что дальше я не буду учиться здесь, и вновь обратила свои взоры в Москву. Благо у меня есть хорошие друзья, которые работают за границей врачами, психотерапевтами, психиатрами, и они помогли мне найти необходимые контакты, так я поступила в Московский институт психоанализа.

Но это не заключительный этап моего саморазвития, я считаю, что нужно постоянно работать над собой, потому что каждый раз выходят новые техники, направления психологии, важно все время читать и обучаться (улыбается). 

- Если не ошибаюсь, у Вас три высших образования.

- Да. В Азербайджанском Медицинском Университете я окончила факультет педиатрии, затем окончила Московский институт психоанализа, после Московский Институт Гештальт-Терапии и Консультирования, направление Гештальт-терапия. Выбрала именно это направление, потому что что я врач, изучающий психологию, и меня очень интересует направление психосоматики. Психосоматика – это, когда твои мысли вырабатывают определенные гормоны в организме, провоцирующие некоторые заболевания. 

- Вы можете работать и с детьми, и со взрослыми пациентами?

- Нет, с детьми я не работаю, только с подростками от 14 лет. Конечно, бывают случаи, когда на меня выходят через знакомых, и просят помочь с детьми. В некоторых случаях, я могу сделать исключение. Но, я считаю, что для того, чтобы работать с детьми недостаточно моего образования педиатра. Нужно пройти еще и детскую психологию. Как перфекционист, я не начну работать в каком-либо направлении, если не буду чего-то знать в совершенстве (улыбается). 

Зулейха исмайлова